Language

Главная Пресс-служба Интервью и публикации

Белорусы все чаще тоскуют по Литовским Правителям (LRytas.lt, 2015.06.03)

 Неофициальный перевод 


Белорусы все чаще тоскуют по Литовским Правителям
 
Артурас Янчис

По временам Великого княжества Литовского (ВКЛ) белорусы тоскуют, возможно, даже больше, чем по советскому периоду. Эти мысли возникли у журналистов после поездки по Гродненской области, организованной Посольством Беларуси, и посещения замков, напоминающих славные и драматические времена ВКЛ. Хотя в этой стране остались памятники Ленину и памятные доски большевистскому палачу Феликсу Дзержинскому, для сохранения и реставрации наследия ВКЛ выделяются огромные средства. И это происходит в стране, экономику которой по-прежнему беспокоит инфляция, повышаются цены.
 
Только для реконструкции старого замка в Гродно намечено выделить около 40 млн. долларов США, великолепием в стиле барокко блещут Мирский, Несвижский замки, завершается восстановление Лидского замка Гедимина, десятки миллионов евро предусмотрены для сохранения Кревского, Новогрудского, Ольшанского замков.
 
Белорусы не скрывают, что украшать замки, свидетельствующие о могуществе Литвы, их побудил и проект Дворца Правителей в Вильнюсе, который в нашей стране вызвал противоречивые споры. Только в Беларуси не слышно каких-либо возражений. Видимо проект «Замки ВКЛ в Беларуси» благословил сам Александр Лукашенко. Практически не слышно геополитического союзника в Кремле, которому как преемнику исторических традиций Российской империи вряд ли нравится, что «младшая сестра» Беларусь ищет точки соприкосновения с Литвой, хотя и в лабиринтах далекого прошлого.
 
Заманивают литовских туристов
 
Беларусь восстанавливает замки, собирает драгоценные экспонаты, по сути своими силами, средств из структурных фондов ЕС не получает. Тем не менее, почему с трудом концы с концами сводящее государство, так широко замахнулось лелеять наследие времен ВКЛ?
 
«Мы понимаем, что этот проект очень дорогой и не скоро окупится. Но ведь не только в деньгах счастье. Мы стремимся создать для соседей, Европы, всего мира, привлекательный образ нашего государства, самобытный торговый знак. И наследие ВКЛ, общее прошлое Литвы и Беларуси для нас очень важно», — пояснил начальник управления идеологии и культуры Гродненской области Павел Скробко. 
 
Экскурсия литовских журналистов по замкам ВКЛ приобрела исключительную заинтересованность региональных средств массовой информации Гродненской области. Мне и моим коллегам пришлось давать интервью на местном телевидении и  для газет.
 
Вопросы были похожи, в основном: «Вы рекомендовали бы литовцам посетить замки ВКЛ в Беларуси?»
 
Конечно, я бы рекомендовал. Только совершенно равнодушный к прошлому нашей страны литовец не хотел бы увидеть Радзивиллов и других литовских правителей в роскошных замках Несвижа и Мира, почувствовать мистическую ауру романтического белорусского писателя Владимира Короткевича, который интригующей историей прославил замок Ольшанский, или прикоснуться к стенам Кревского замка, где был задушен великий князь Кестутис.
 
Поиск идентичности
 
Так уж случилось, что большинство литовских исторических памятников оказались в Беларуси, рождение ВКЛ произошло на пространствах Нериса-Немана-Березины.
 
Беларусь хочет привлечь как можно больше туристов из Литвы романтическим наследием ВКЛ. Только сегодня около 40 туристов из Литвы посещают роскошный Мирский замок, в ближайшее время будут организованы экскурсии на литовском языке с использованием оборудования для автоматического синхронного перевода.
 
Собираясь в Беларусь не за дешевым алкоголем и сигаретами, а вдыхать дух ВКЛ как одного из самых мощных средневековых европейских государств, необходимо психологически подготовиться. Потому что то, что вы увидите, может не только обрадовать, но и удивить или даже шокировать.
 
Посещение Беларуси показало различные взгляды историков на прошлое ВКЛ, и возможно точек соприкосновения было бы больше, если бы обе стороны отказались от представлений, связанных с идеологическими клише, и не отказывались от научной истории.
 
Белорусские историки с конца девятнадцатого века, и особенно после распада СССР, считают, что «Литва» — это славянское государство, которое не имеет прямой связи с нынешней Литвой, которую называют образованием «жемайтийской национальности».
 
Сегодня литовцы — потомки жемайтийцев, а «литвины» — это западные славяне, «незапятнанные» татарской кровью, как русские москвины („москали“).
 
Сторонники славянской средневековой литовской теории в основном опираются на факты о том, что до семнадцатого века, до вступления в силу польского языка, официальным языком ВКЛ был язык русин (русинский), предшественник нынешнего белорусского языка. Основные документы ВКЛ — Литовский статут, Литовская метрика, написаны на этом языке. Из этого делают вывод, что хотя князья происходили от балтов, их администрация должна была быть славянской.
 
Признак нации — любовь к свободе
 
Литовский историк Альфред Бумблаускас отметил, что во времена ВКЛ на нынешних белорусских землях такое название не было известно и не использовалось, первый белорус, по-видимому был русинским дворянином, подписывался по-гречески Salomonus Leukoroussos-Соломон Белорус. Проживающих на землях ВКЛ славян называли русинами, а литвинами называли не только литовцев, но и всех граждан ВКЛ.
 
Тем не менее историк признал, что разработанная версия о литовском национальном возрождении во времена Йонаса Басанавичюса, Вайжганта и в межвоенный период — A.Шапоки, о «народном» ВКЛ до Люблинской унии, давно уже не выдерживает критики. 
 
«ВКЛ не было в этническом смысле государством одной нации, ни котлом наций, как Америка. Это была колыбель наций — литовцев, белорусов и украинцев», — утверждает A.Бумблаускас.
 
В настоящее время историограф Литвы Эдвард Гудавичюс неоднократно подчеркивал, что в средние века не использовалось понятие «нация» как этническая община, важна была принадлежность к государству и вероисповедание.
 
Можно обсуждать, на каком языке говорил православный Альгирдас, который жил в Витебске со своими русскими женами и общими 12 детьми, но это было бы бессмысленно.
 
„В то время литовцем считался тот, кто любил свободу и уважал Статут Литвы”, — утверждает A.Бумблаускас.
 
Он пояснил, что на самом деле феодальное государство было создано на границе балтийских племен и Киевской Руси, истощенной монголо-татарской агрессией. И нравится нам это или нет, но письменная культура литовской элиты ВКЛ, привязанной к язычеству, была славянской.
 
Прошлое объединяет и разделяет
 
„Отсутствие литовской письменности ВКЛ является вознаграждением за то, что языческое государство стремилось стать империей, а история империи выставляет счета. Например, французская колониальная империя современной Франции выставляет счет – в национальной сборной по футболу этой страны очень мало этнических французов”,- образно сравнил знаменитый литовский историк. 
 
Руководитель экскурсий Дмитрий Манкевич во время посещения литовскими журналистами Мирского замка, отвечая на вопрос об этническом происхождении великих князей и дворян, сказал: „Установить национальную принадлежность в Средневековье и на такой этнически пестрой территории, как ВКЛ, практически невозможно. Важнее всего, что это было общее государство с нами, литовцами и белорусами (русинами).”
 
Один из основных нарративов (рассказов) нынешнего белорусского подхода к ВКЛ — стремление отделить славянскую часть ВКЛ от Московского великорусского массива, подчеркивая тем самым белорусскую идентичность.
 
„При посещении туристами из России Мирского замка я начинаю рассказ, что ВКЛ построило замок для защиты от врагов, нападавших на землю наших предков, и среди них было и Московское княжество. Русские тогда опускают головы, мол, больше не будут этого делать”, — пошутил гид Д.Манкевич.
 
Хотя от Новогрудского замка остались только руины, он играет важную роль при попытке разгадать тайну рождения Литовского государства. У белорусов есть четкий ответ, где была первая столица Миндаугаса, место его коронования – в Новогрудке, где сейчас стоит памятник и королю Миндаугасу, и польскому поэту литовского происхождения Адаму Мицкевичу.
 
Новогрудский Замок упоминается в поэме A.Mицкевича «Гражина». 
 
Загадка столицы Миндаугаса
 
Белорусский историк, директор музея А.Мицкевича Николай Гайба сказал, что в этих окрестностях жили балты, йотвинги, довольно рано (Х-XI в.) проникли славяне, были и церкви, и языческие храмы. 
 
На кургане найдены сокровища, которые свидетельствуют о том, что до появления литовского государства здесь был очаг цивилизации и большого торгового центра: найдены предметы роскоши из Византии, Сирии, Египта. 
 
Литовский историк Альвидас Никжентайтис утверждает, что Новогрудок, хотя и был важным городом ВКЛ, но достоверных источников, подтверждающих, что он был первой столицей и местом коронации Миндаугаса, нет.
 
„Точно известно, что Новогрудком правил сын Миндаугаса. А столицей в те времена считалось место, где жил сам правитель. Нелогично полагать, что Миндаугас принял католическое крещение в городе, в котором уже доминировали славяне. Также легендой стала версия, словно первой столицей княжества Литовского была Ворута в окрестностях Укмерге и Аникщай. Узнать, где правил Миндаугас, вряд ли когда-нибудь удастся”, — считает историк.
 
Путешествовать по северо-западной Беларуси интересно потому, что здесь в каждом километре отчетливо чувствуется балтийский, литовский запах глубокой древности. От самой границы – названия старых белорусских деревень и поселков с литовскими корнями: Жюпраны, Жирмуны, Тракели, Ошмяны.
Теперь белорусы не отрицают, что этот край когда-то был именно Балтийским. В Ошмянском этнографическом музее стоит камень, на котором написано по-литовски: „Акменас”. Белорусы также думают, что город Лида также происходит от Балтийского слова „лидимас”.
 
Литовское наследие отражается не только в городах и селах, но и в названиях алкогольных напитков. Например, вы можете купить шампанское «Радзивилл» или водку «Князь Витовт».
 
У подхода к Старому Замку в Гродно стоит деревянная статуя великого князя Витовта, вырезанная литовским скульптором. То, что статуя – наше произведение, свидетельствуют надписи на литовских и белорусских языках. 
 
Восхваляют и Витаутаса, и Сталина
 
Белорусы делают странный коктейль из ВКЛ и советского прошлого, восхваляя эти различные периоды.
В музее Гродненского Замка рядом с экспонатами эпохи ВКЛ, Витаутаса на почетном месте — и оружие Второй мировой войны, и портреты военачальников, пластиковые фигурки советских воинов.
 
Иногда кажется, что время в Беларуси застыло даже не в эпохе Л.Брежнева, а в эпохе И.Сталина. На выставке в музее, посвященной межвоенной истории Западной Беларуси, главное место занимает плакат, который давно стал объектом насмешек „мужской поцелуй” (где изображены целующиеся солдат Красной Армии и местный крестьянин).
 
И когда вы слышите от молодого гида, что в 1939 году немцы напали на Польшу, а Красная Армия только приняла меры, чтобы «защитить наши земли, принадлежащие Польше», создается впечатление, что учебники истории в белорусских школах не обновлялись с начала 50-х годов.
 
Конечно, можно понять, почему восхваляется исторический сюжет Второй мировой войны. Из всех оккупированных территорий нацисты особенно яростно свирепствовали в Беларуси, был убит каждый четвертый житель.
 
Тем не менее, военная и вся история советского прошлого показывает клише коммунистической идеологии, представляя только половину фасадной правды — нет даже намека, что после сталинских репрессий 1939 года поредели ряды белорусской интеллигенции, были высланы местные фермеры, предприниматели, вытеснялся белорусский язык.
 
Выглядит странным и новый, построенный в XVIII веке, Гродненский замок. Фасад украшает советский герб. В зале Сената, где в последний раз встречались Сеймы двух народов, висят картины, прославляющие победу Советской Армии. Над местом, где якобы сидел последний король Станислав Август, висит картина, изображающая солдата в пилотке с красной звездой — своего рода символ страны, которая в прошлом оккупировала общее польское, литовское и русинское (белорусское) государство.
 
Беларусь – не Россия
 
Тем не менее, хотя и медленно, Беларусь меняется. Это уже не только западная часть России, и не только потому, что здесь города и поселки отмечены педантичной, „немецкой” чистотой и порядком.
 
Хотя разговаривающих на белорусском языке в городе услышишь редко, почти все надписи, в том числе на зданиях государственных органов – на белорусском языке. Западная Беларусь постоянно обновляется, украшаются католические костелы наравне с православными церквями. Своим великолепием отличается иезуитский собор в Гродно, где 25 процентов жителей — католики. Больше всего — поляков, но есть и литовцы, особенно в небольших городах Гродненской области.
 
Эксперты по внешней политике заявляют, что хотя А.Лукашенко является стратегическим партнером России, но одним глазом поглядывает в Европу. С этим возможно связано возрождение белорусского языка. Следует отметить, что белорусы к местным литовцам и полякам относятся благосклонно, даже зная, что взгляды Литвы и Польши на геополитические трудности Украины отличаются от позиции официального Минска.
 
Политолог Витис Юрконис считает, что стремление Беларуси возродить наследие ВКЛ приветствуется, и не важно, что историю белорусы интерпретируют по-своему.
 
„Поиск идентичности с ВКЛ делает Беларусь самодостаточной и менее зависимой от Москвы и более близкой к Литве. И то, что остались исторические споры, это нормально, наши ученые должны чаще встречаться с белорусскими историками, организовывать конференции, дискуссии” — сказал ученый.
 
Даже торжественно празднуя победу Советской Армии над фашистской Германией, белорусы не пристегивали ленточки Св.Георгия, а разработали свой собственный национальный символ победы («Перамога») – цветок яблони с официальными цветами флага – красным и зеленым.
 
Тем не менее, вопрос о том, будет ли бронзовый Ленин на площади в Гродно заменен, скажем, на основателя основной резиденции Великого Княжества Литовского и Польского правителя Стефана Батория, или Советской площади вернут старое название Вильнюсской площади, по-прежнему висит в воздухе.

Оригинал статьи (на литовском языке):