Language

Главная Атомная энергетика в Беларуси Публикации в СМИ

Глава МИД Беларуси о диалоге c Литвой по вопросам БелАЭС

Корреспондент ТАСС: Владимир Владимирович, складывается впечатление, что белорусская сторона достаточно мягко отреагировала на дискуссию вокруг строительства Белорусской атомной электростанции. В то же время, литовская сторона на различных уровнях поднимает вопрос и высказывает озабоченность безопасностью этой станции. Как Вы можете прокомментировать эти вещи в свете последнего Вашего визита в Брюссель и состоявшихся там переговоров?

В.Макей: Знаете, межгосударственные отношения – это не та сфера, где нужно устраивать какие-то публичные скандалы или разборки, с нашей точки зрения. Литва – это наш сосед, с которым мы имеем общую историю, у нас очень хорошо развиваются торгово-экономические отношения. И развитие политических и торгово-экономических отношений находится не только в интересах Беларуси, но и в интересах Литвы, потому что транзит белорусский продукции через порты Литвы вносит тоже вклад и в развитие литовской экономики.

Мы благодарны нашим литовским партнерам, и за ту конструктивную, прагматичную позицию, которую они заняли в вопросах отмены санкций со стороны Европейского союза в отношении Беларуси. И мы считаем, что отмена санкций состоялась не только в интересах Беларуси, но и в интересах Европейского союза и наших литовских друзей.

Но я должен согласиться с Вами, что в последнее время вокруг вот этого экономического проекта строительства атомной станции поднялась какая-то “политическая вакханалия”, я бы так сказал.

С одной стороны, наши литовские партнеры одной рукой проголосовали «за» отмену санкций, а другой рукой голосуют за то, чтобы ряд, например, финансовых европейских институтов не сотрудничал с Беларусью, говоря о том, что эти финансовые институты будут финансировать проекты, которые могут быть связаны со строительством атомной станции. То есть, если мы занимаемся развитием нашей инфраструктуры, собираемся строить дороги за счет кредитных средств европейских финансовых институтов, то это означает, что эта дорога может быть использована для подвоза каких-то товаров, продукции какой-то для строительства атомной станции. И, таким образом, нельзя сотрудничать с Беларусью по этим проектам. Знаете, нам такая позиция абсолютно непонятна. Это означает фактически новые завуалированные санкции, мы так их рассматриваем.

Какие упреки предъявляются к Беларуси по поводу атомной станции? Главный упрек – это сфера безопасности. Якобы использован небезопасный, экспериментальный реактор, который в перспективе деятельности может привести к неизвестно чему. Беларусь, как страна, которая больше всего пострадала от Чернобыльской катастрофы, никогда не будет строить небезопасную станцию. Мы понимаем, что это такое, когда четверть нашей территории пострадала от Чернобыля, когда более 70 процентов радиоактивных осадков выпало на территорию нашей страны. И мы не хотели бы иметь опять замедленную бомбу атомного действия, как образно выразился один из литовских политиков. Мы не такие, извините, идиоты.

И что касается реактора, то это отнюдь никакой не экспериментальный реактор. Это усовершенствованная версия того реактора, который уже достаточно эффективно и безопасно работает  во многих странах. Я имею в виду тот российский реактор, который был построен в ряде стран, в том числе и странах Европейского союза. Реакторы предыдущего поколения, а мы собираемся строить реактор 3+, так вот реакторы предыдущего поколения работают в Чехии, Словакии, Венгрии, Финляндии, Болгарии и ряде других стран.

И к ним никаких претензий с точки зрения безопасности нет. Мы же возводим новый реактор, усовершенствованный с точки зрения безопасности, то есть фактически в нем присутствует еще больший уровень защиты, он обеспечивает больший уровень безопасности. И в этом плане непонятна такая реакция наших литовских партнеров.

Более того, реактор подобного типа собирается возводить Венгрия, планирует строить Финляндия, и к ним таких претензий не высказывается. Поэтому нам непонятны вот эти упреки наших литовских партнеров в том, что касается безопасности нашего реактора.

Кстати, специалисты посчитали после проведения соответствующих стресс-тестов, что если бы реактор такого типа, который мы собираемся возводить в Беларуси, был построен в Фукусиме, то такой трагедии там не случилось бы. Это тоже говорит о высокой степени защищенности будущей атомной станции. 

И, конечно же, мы, как никто другой, заинтересованы в том, чтобы это был реактор абсолютно безопасный с точки зрения функционирования этой станции. 

Какие еще были упреки? Упреки, что станция находится в 50 километрах от столицы Литвы и так далее. 

В ряде европейских стран станции подобного типа строятся буквально рядом с крупными населенными пунктами: в Бельгии в 15 километрах от границы Люксембургом, в Антверпене – километров 20, в Загребе – 39 и в ряде других стран. Это тоже не проблема. Мы же не упрекаем Литву, что в двух километрах от границы с Беларусью находится Игналинская станция. 

И, кстати, мы несколько раз направляли запросы нашим литовским партнерам, чтобы нам предоставили информацию о том, как произошел вывод Игналинской станции из эксплуатации. Нас отсылают к каким-то интернет-источникам. 

Более того, мы направляли запросы по поводу перспектив строительства Висагинской станции, предполагаемого строительства Висагинской станции, и предполагаемого строительства хранилища для ядерного топлива и отработанного ядерного топлива буквально в двух-трех километрах от нашей границы, от Национального парка Браславские озера. В ответ мы не получили никакой информации. 

Да, сейчас планы по строительству Висагинской станции приостановлены в силу финансовых затруднений, мы так понимаем. Но тогда зачем с такой ненавистью изобличать  строительство Белорусской атомной станции в Островце? Нам это абсолютно не понятно. 

Мы работает в очень тесном контакте с Международным агентством по атомной энергетике, мы работаем в очень тесном контакте с Всемирной ассоциацией операторов атомных станций, мы работаем в очень тесном контакте с Еврокомиссией и планируем работать. 

Мы намерены обеспечить максимально транспарентный режим строительства и ввода в эксплуатацию нашей атомной станции. Но для нас действительно непонятна какая-то политическая подоплека и политические инсинуации вокруг строительства этой станции.

Вы знаете, даже в Литве есть некоторые здравомыслящие политики, которые заявляют о том, что мы видим, что Беларусь соблюдает все взятые на себя обязательства. И что вы думаете? Как только один из еврокомиссаров от Литвы заявил об этом, то на него сразу же набросился ряд литовских политиков и сказали: «Ты не должен так говорить положительно об атомной станции в Беларуси. Ты должен говорить, что там все плохо». Вы можете почитать эту перепалку в интернете и в ряде средств массовой информации. Для нас это – показатель уровня демократии в стране, свободы выражения мнений, о котором нам все время говорят.

Нам говорят, что Беларусь не хочет сотрудничать с литовскими экспертами по вопросам строительства станции, по вопросам оценки воздействия на окружающую среду. Помилуйте, с 2011 года мы десять раз давали подробные ответы на все поднимаемые литовской стороной вопросы! Мы десять раз направляли предложения провести консультации между экспертами по вопросам выбора места для строительства станции и по вопросам строительства этой станции. Ни ответа, ни привета.

Более того, в марте 2014 года, во время моего визита в Литву мы обсуждали этот вопрос с моим коллегой, и я предложил ему: если вы боитесь, чтобы какие-то встречи между белорусскими и литовскими экспертами были истрактованы как официальные встречи, что означало бы, что Беларусь выполняет все рекомендации в рамках конвенции Эспоо (это конвенция по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте), то давайте проведем эти консультации кулуарно – в подвалах МИД Беларуси, в лесу в Литве где-то. Так, чтобы ни пресса не знала об этом, никто.

Тогда, на встрече коллега согласился, правда, через некоторое время прислали ответ, что не готовы к проведению даже таких неофициальных консультаций.

Этот вопрос обсуждался позже, в июле 2014 года. И только лишь потом, через некоторое время, в 2015 году наши литовские партнеры согласились на то, чтобы провести такие неофициальные консультации, которые состоялись в декабре прошлого года в Вильнюсе. Слава Богу, сейчас, по моей информации, в третьей декаде июня, есть такое понимание, что белорусские и литовские эксперты встретятся в Вильнюсе и проведут официальные консультации в соответствии с рекомендациями Эспоо.

Подчеркну, мы изначально предлагали много раз нашим литовским партнерам проведение консультаций в любом виде – официальном, неофициальном, – направляли всю соответствующую информацию. 

Мы не обязаны были делать перевод на литовский язык Отчета о воздействии на окружающую среду в рамках Конвенции Эспоо. Но мы это сделали. На английском языке мы предоставили это заранее.

Вы знаете, абсолютно непонятна ситуация, когда в уста руководителя государства вкладывается ложная информация о том, что белорусы не хотят сотрудничать в рамках МАГАТЭ по вопросам строительства атомной станции, не хотят сотрудничать с другими экспертными международными структурами в сфере ядерной энергетики.

Абсолютная ложь и неправда. Мы всегда заявляли о том, что мы готовы принять любые миссии МАГАТЭ, иных международных операторов в сфере ядерной энергетики. Мы готовы транспарентно сотрудничать с Еврокомиссией. Мы готовы к проведению стресс-тестов, и есть официальное приглашение на сей счет соответствующим специалистам. Мы транспарентны в этом вопросе. 

И еще один немаловажный, с моей лично точки зрения, аспект. Знаете, эта «антибелорусская истерия» по поводу строительства атомной станции, которая сейчас нагнетается в литовском обществе, она не приводит к тому, что это способствует развитию добрососедских, дружественных отношений между нашими странами. 

Фактически, общество втягивается в какую-то «кампанию истерии» против Беларуси. Зачем это делается? Ведь у нас очень много выходцев из Беларуси живет в Литве. Мы братские народы. Нам нечего делить в этом плане.

В сухом остатке: нам кажется, что надо уйти в сторону от каких-то политических призывов. Я понимаю, что там впереди политическая кампания, поэтому различные политические силы используют это в своих целях. Но надо уходить от политических инсинуаций. Надо садиться за стол переговоров соответствующим экспертам и предметно и конкретно обсуждать все вопросы, которые вызывают озабоченность у обеих сторон.

Мы еще в свое время в 2014 году предложили литовской стороне создать систему радиационного мониторинга ядерных объектов, которые находятся на приграничных территориях. Тоже ответа не получили…

Еще раз повторюсь, Беларусь готова к тому, чтобы открыто, транспарентно сотрудничать с МАГАТЭ, Всемирной организацией операторов АЭС, с Еврокомиссией по поводу строительства атомной станции в Беларуси. Мы готовы провести необходимые стресс-тесты, иные испытания, готовы взаимодействовать в этом плане с Еврокомиссией, что я и обсуждал недавно на встречах в Брюсселе.

Нам кажется, что именно такой подход соответствовал бы духу развития добрососедских, дружеских отношений между нашими государствами. Не надо заниматься только какими-то обвинениями в адрес друг друга, и тем более если эти обвинения беспочвенны. Мы заинтересованы в том, чтобы все эти вопросы, вызывающие озабоченность наших литовских партнеров, решались за столом переговоров.